10 марта 2017 г. студенты II, III и IV курсов факультета русской филологии под руководством профессора кафедры истории русского языка и общего языкознания О. В. Никитина и профессора кафедры современного русского языка Н. В. Халиковой в рамках изучения дисциплин «Стилистика русского языка и культура речи», «Общее языкознание» и «История русского литературного языка» побывали в Российской государственной библиотеке. До посещения главного Дворца книги России учащиеся, в основном, знали только о том, что в читальных залах Ленинки можно работать с книгами и диссертациями, читать статьи, готовить курсовые работы и дипломные проекты.

Но оказалось, что Российская государственная библиотека – это удивительное культурное пространство, можно сказать, город-государство в самом центре Москвы, возле стен Кремля. Комплекс зданий парадной части Ленинки начинается с памятника Ф. М. Достоевскому, смиренно сидящему и взирающему на нынешних потомков читателей Румянцевского музея.

 

Студенты факультета русской филологии у входа в Российскую государственную библиотеку. В центре – проф. Н. В. Халикова и проф. О. В. Никитин

 

Егор Юдаков, студент II курса, поделился своими первыми впечатлениями от увиденного: «При виде Российской государственной библиотеки всегда испытываешь невероятную бурю эмоций. Каждый раз, оказываясь в этом грандиозном здании, я поражался его размерам и спрашивал себя: «Сколько же знаний и тайн хранится здесь?». Мне как студенту не раз приходилось бывать в библиотеках, но РГБ, или «Ленинка», как многие ласково называют её, оставляет после себя впечатления, которые зачастую не всегда можно объяснить. Возникают ассоциации, связанные с пространством необъятным, таинственным, на изучение которого у тебя может уйти вся жизнь, но изведать всё вдоль и поперёк ты всё равно не сможешь».

Однако самое интересное было дальше…

Со стороны Староваганьковского переулка идут всё те же корпуса Ленинки: мы миновали девятнадцатиярусное здание хранилища книг, затем Ивановский зал, домовую церковь Николая Угодника и вошли в ворота бывшей усадьбы капитан-поручика лейб-гвардии Семёновского полка Петра Егоровича Пашкова, построенной по его заказу в 1784-1786 гг.

 

Парадный въезд в усадьбу Пашкова (фото со стороны внутреннего двора)

 

«Мы провели в библиотеке несколько часов», - с лёгкостью в голосе сказал потом Олег Харитонов, студент III курса. - А экскурсионная программа была очень насыщенной. Обо всём с огромной увлечённостью рассказывал студентам профессор Олег Викторович Никитин». После сбора около памятника Ф.М. Достоевскому мы отправились к удивительному по своей красоте и величественности дому Пашкова.

 

Дом Пашкова под лучами весеннего солнца
 

Памятная табличка

 

«О.В. Никитин рассказал об историческом значении Ваганьковского холма, о легендах этого места, о том, что архитектором, построившим это здание, скорее всего был знаменитый зодчий В.И. Баженов; про Ивановский зал, построенный когда-то для картины «Явление Христа народу», - написал он потом в эссе. И продолжил:

 

Фрагмент украшения фасада Пашкова дома

 

«Мы прошли по залам времён XVIII-ХIX вв., узнали об истории строительства дома Пашкова, об исторических и жизненных перипетиях, сопровождавших его судьбу, о том, какие светила филологии и искусства были связаны с ним».

 

Студенты и преподаватели факультета русской филологии перед началом экскурсии в Пашков дом

 

С этого мгновения мы вместе со студентами словно оказались в ином мире: позади мирские страсти и утехи, городской шум и суета машин. Перед нами удивительное творение архитектора Баженова, покоряющее с конца XVIII столетия всех жителей и гостей столицы царственной изысканностью и красотой почти неземного творения гения и какой-то внутренней гармонией.

 

Барельеф графа Н. П. Румянцева в Пашкове доме

 

Процитируем страницы из «путевого дневника» студента Егора Юдакова:

 

Наше путешествие началось с посещения Пашкова дома…и именно оно поразило меня больше всего. Всё, что я знал об этом строении, так только то, что оно принадлежит к зданию РГБ. Но, войдя во двор Дома, я и представить не мог, что оно настолько красиво…Смотря на символ эпохи классицизма, на секунду мне показалось, что я услышал стук лошадиных копыт и скрип дворянских карет. Дорога, замощённая брусчаткой, величественные колонны и статуи: вся эта красота блестела, сверкала в лучах проснувшегося весеннего солнца. Девушки сразу же захотели сфотографироваться, и честь запечатлеть всех на фоне Дома выпала дворнику, что было довольно забавно. Олег Викторович рассказывал об истории усадьбы времён Екатерины II, о его первых хозяевах, о библиотеке, которая изначально появилась здесь. Жажда проникнуть внутрь стала сильнее, и мы продолжили свое путешествие. 

Мы прошли в главный зал Пашкова дома и долгое время мы рассматривали каждый уголок помещения первой библиотеки, в которой был сам Николай II. Затем мы подошли к двери, ведущей на балкон, откуда открылся потрясающий вид на Красную площадь и памятник святому князю Владимиру. Олег Викторович подробно рассказал о том, что раньше вид выходил на дивный сад, где любили отдыхать жители столицы. Его красота поражала многих: он утопал в зелени и прудах, его населяли диковинные животные, а иностранные путешественники не раз писали о необыкновенной красоте этого места. Но сейчас на территории бывшего сада нескончаемым потоком пролетали машины, а вдалеке… Москва, перемешанная с храмами и панельными домами, продолжала суетиться в своём бешеном ритме…

 

Знаменитый читальный зал Пашкова дома после реставрации (вид с третьего этажа)

 

 

В 1861 году усадебный дом Пашкова был передан для хранения ценных книжных собраний и рукописей, а также художественных и этнографических коллекций Румянцевского музея. Тогда же академик А. Х. Востоков составил «Опись вещам Румянцевского музеума».

Теперь, после долгих лет реставрации, Пашков дом сияет своей белизной и убранством и уже распахнул двери для читателей. 

 

Восстановленные украшения и лепнина потолка третьего этажа 

 

Продолжает далее рассказ студент II курса Владислав Березнев:

 

Собравшись возле памятника Ф. М. Достоевскому, все дружной филологической когортой библиофилов отправились в уникальное здание 18 века, которое многие видели, мечтали в него попасть или даже, предаваясь фантазиям, представляли себя хозяином старинного особняка на Моховой. Здание это - Пашков дом. Зайдя со стороны Староваганьковского переулка во внутренний двор и обомлев от красоты, девушки хором заголосили "Нам срочно нужно сфотографироваться!" и вручили фотоаппарат дворнику. В это время Олег Викторович Никитин уже было начал рассказывать про историю здания и из-за этого возмутился таким ярым желанием сделать фото, тем более каким-то неизвестным: "А может, этот человек наши фото будет использовать в корыстных целях!" - пошутил он. Поведав студентам про этот баженовский дворец эпохи Екатерины Великой, про первых его хозяев Пашковых, про первый музей Москвы, про библиотеку, в основу которой вошло собрание графа Румянцева, про поиски библиотеки Ивана Грозного (да-да, всё это было здесь), Олег Викторович пригласил всех в само здание. 

Когда все поднялись в большой зал и прильнули к окнам, выходящим на Боровицкую площадь, любуясь, как "утро красит нежным светом стены древнего Кремля", наш сегодняшний экскурсовод и постоянный проводник в Мир Науки продолжал вести свой рассказ. Многие слышали впервые, что именно в данном зале работал "московский Сократ" Николай Фёдоров, о котором Лев Толстой писал: "Я горжусь, что живу в одно время с этим человеком", а Константин Циолковский называл его "изумительным философом". Последние, кстати, тоже очень любили посещать Московскую публичную библиотеку (именно так в то время называлась РГБ), а Лев Толстой именно здесь искал многие исторические документы для создания романа "Война и мир". Также оказалось, что сам Император Николай II был в этом зале. Затем Олег Викторович рассказал про дивный сад, известный на всю Москву, который был разбит перед особняком в конце 19 века, где любили отдыхать жители столицы. Про него даже писали иностранцы, когда посещали Первопрестольную. А сейчас на месте сада по расширенной Моховой плотной рекой бежал нескончаемый поток машин и стоял памятник князю Владимиру, который освящал зачем-то своим крестом улицу Волхонку... (таим надежду, что именно Институт русского языка).

 

Фрагмент внутреннего убранства Пашкова дома

 

В этом здании студенты впервые увидели великолепие зала, где когда-то располагались читатели под уютными абажурами ламп, с его высокими потолками, люстрами… Здесь столько света и воздуха, что всё это пространство озаряется невидимым духом просвещения минувших столетий, и мы как бы соприкасаемся с вице-канцлером Румянцевым, барельеф которого изображен на лестнице между этажами, философом-космистом Н. Ф. Фёдоровым, которого легендарный Циолковский считал своим университетом, а Лев Толстой гордился, что жил в одно время с… дежурным читального зала – такую скромную должность занимал этот поистине великий мыслитель конца XIX – начала XX века.

А попечителями Румянцевского музея была царская семья…

Из окна величественного зала открывался пейзаж редкой красоты: впереди князь Владимир твёрдой рукой держит крест и смотрит далеко в века, предрекая великое будущее неведомой стране руссов. Рядом -  Боровицкий холм, где стоят святыни Земли Русской.

 

Вид на Кремль из второго этажа Пашкова дома

 

Мы со студентами поднялись и на третий этаж, где с хоров балкона открывался вид на весь нижний зал с его квадратиками паркета, сверкающими люстрами и белоснежными колоннами. И там когда-то бесшумно протекала жизнь книжников. Об этом напоминает такая  символическая скульптурная композиция, будто бы впускавшая нас в потайные комнаты третьего этажа. О ней так поэтично сказал Дмитрий Махов, студент II курса: «В доме Пашкова моё внимание было приковано к архитектуре этого строения, в солнечных лучах весеннего утра весь комплекс выглядел неотразимо. Музой этого дома для меня стала  скульптура Pietro Magni «Читающая девочка». Она – квинтэссенция энергетики этого места».

 

Скульптурная композиция «Читающая девочка»
 

Отчаянные студенты-филологи рискуют получить выговор от коменданта Пашкова дома. Слева – студент II курса Дмитрий Махов 

 

А на крыше, у основания оригинального бельведера, венчающего Пашков дом, есть еще одно потаённое место, куда не допускают обычных посетителей. История этого верхнего балкона такова: в 1818 г. прусский король Фридрих Вильгельм III, отец супруги будущего императора Николая I, посетив Москву, пожелал увидеть панораму Первопрестольной столицы с крыши какого-нибудь высокого дома. Короля проводили с двумя его сыновьями на бельведер Пашкова дома. Король посмотрел на погорелые дома и крыши, встал с сыновьями на колени, отдал три земных поклона Москве и со слезами несколько раз повторил: «Вот она — наша спасительница».

 

Репродукция картина художника Николая Матвеева «Король Прусский Фридрих Вильгельм III с сыновьями благодарит Москву за спасение его государства» (1896), созданная на основе подлинного исторического факта.
 

Тот самый балкон под бельведером Пашкова дома (современная фотография)

 

Именно с балкона этого дома, царь тьмы, в сопровождении своих тёмных рыцарей — Мастера и Маргариты, покинул Москву и продолжил своё странствие...

Теперь в Пашкове доме располагается Отдел рукописей, Нотный  отдел и картографическое собрание. Кроме того, в помещениях бывшего Румянцевского музея проходят выставки и экспозиции. В дни нашего посещения отмечалось 80-летие со дня рождения великого русского писателя Валентина Распутина. Оно как раз и было представлено на фотографиях и стендах. Но всё охватить мы не смогли. Это заняло бы весь день.

Однако мистика этого завораживающего зрелища еще будет долго жить в сердцах его пытливых исследователей – студентов МГОУ, которые помнят одну колоритную фразу из вечного романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: «На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий Москвы находились двое: Воланд и Азазелло. Снизу их никто не мог видеть, но им самим город был виден почти весь».

 

Студенты факультета русской филологии по окончании экскурсии в доме Пашкова

 

После посещения барского поместья Пашковых студенты и преподаватели снова вернулись к центральной «усадьбе» Российской государственной библиотеки. Мы миновали первый подъезд, куда тянется вереница читателей, прошли рядом со вторым подъездом, где их записывают, и открыли тяжёлую дверь третьего, где находится самое сердце Ленинки – Музей книги и читальный зал редких изданий.
 

Предоставим вновь слово студентам. Их впечатления и живые мысли первопроходцев – это самая ценная награда для всех участников нашего похода.

 

Дмитрий Махов, студент II курса:

Утро оказалось поистине весенним. Тепло пульсировало по артериям улиц, солнечные блики стреляли в глаза резким блеском, отражаясь от золотых маковок московских церквей. Защищаться можно было только улыбкой – искренней, которая бывает, когда хорошо на душе, чтобы естественный прищур глаз стал живым щитом от уловок весеннего светила.

Профессор Олег Викторович Никитин со свойственной ему лёгкостью и увлечённостью провёл для нас экскурсию по РГБ, Музею книги и дому Пашкова. Более всего заворожён я был в Музее книги. Клинописная табличка, фотография Фестского диска, древние китайские письмена, фрагмент из египетской Книги мёртвых – всё это  вызывает восхищение и глубочайший интерес к древним культурам, к их ментальности и образу их мысли. Следующим открытием для меня стали первые издания книг поэтов и писателей золотой русской литературы, страницы из дневников, адресованных кому-то из современников, подписанные собственноручно гениями. Такие приближения к личностям, о которых столько разговоров, делают их осязаемыми для себя самого, позволяя сделать собственное суждение, не основанное на чужом мнении. Пушкин в этот день стал для меня более живым, чем за десятилетний срок пребывания на школьной скамье.

 

Ж. Делабарт. Пашков дом. Литография XVIII века.

 

Владислав Березнев, студент II курса:

Из здания-шедевра раннего классицизма мы отправились в третий подъезд здания-эталона сталинского ампира, а именно - в Музей книги. Пройдя через испытания "приветливостью" чудесной гардеробщицы, мы поднялись на третий этаж и оказались в музее, предметом которого является предмет любви большинства филологов. Уже догадались? Ну конечно! - "Это книга! Да здравствует книга!"

Олег Викторович провёл нас последовательно от первого до последнего экспоната, начиная с образцов материалов, на которых создавались древние памятники письма, и заканчивая огромным фолиантом, весом в 130 килограммов. В экспозиции были представлены книги, созданные с 14 века: древние Евангелия, писанные вязью, факсимиле первопечатной книги Ивана Фёдорова - Азбуки (оригинал находится в Соединенных Штатах Америки), жалованная грамота царя Михаила Фёдоровича с сургучовой печатью и многие-многие другие.

Также в музее был представлен образец кабинета 19 века, книжные шкафы для которого были перенесены из Дома Пашкова (и были полностью наполнены настоящими книгами из коллекции знаменитого библиофила Смирнова-Сокольского). В конце экскурсии по музею Олег Викторович указал на дверь, за которой находится Отдел редких и ценных изданий, и порекомендовал всем, когда будет время, обязательно туда сходить.

 

Фрагмент экспозиции Музея книги Российской государственной библиотеки

 

Олег Харитонов, студент III курса:

Знакомство с самой библиотекой началось с Музея книги, где были представлены все этапы развития книжного искусства, начиная с древних папирусов и кончая первым легальным изданием «Мастера и Маргариты». Мы увидели уникальные рукописные и печатные книги на церковно-славянском языке, необыкновенной красоты оклады и переплёты, тончайшего мастерства миниатюры, буквицы и орнаменты, украшавшие старинные Евангелия и Апостолы, первую печатную Библию, факсимиле таких старинных изданий, миниатюрные книги, поражающие филигранностью работы и тонкостью книжного мастерства, и другие шедевры. И всё это сопровождалось обстоятельными рассказами и комментариями О.В. Никитина.

 

Затем интеллектуальная экскурсия продолжилась в помещении читальных залов Ленинки. Студенты были ознакомлены с порядком работы в библиотеке и ее каталогами, посетили подсобный фонд изданий по литературоведению и языкознанию, заглянули в заветный первый зал «для докторов наук, профессоров и академиков», побывали в зале новых поступлений и текущей периодики, где в открытом доступе располагаются все крупные филологические журналы.

 

Над парадной лестницей…

 

Заканчивался наш интеллектуальный поход ответственным заданием – написать эссе на тему: «Моё открытие библиотеки». Фрагменты этих по-настоящему художественных сочинений студентов мы включили в наш рассказ. А как же его участники оценили нас, педагогов? Об этом можно судить из эссе Олега Харитонова, студента III курса: «Целью наших преподавателей было познакомить нас с библиотекой, научить ориентироваться и работать в ней и показать, что она не такая страшная, какой кажется на первый взгляд. И это им, как нам кажется, удалось!».

Даже строгий, несколько статичный профессор Н. В. Халикова, со своим классическим видом методичного профессора в конце похода сказала: «Экскурсия, несмотря на ее длительность, оставила впечатление радостное, вдохновляющее. Ни у кого из студентов не было заметно выражения скуки, на лицах всегда заинтересованность, какая-то особая озаренность, которой может быть отмечен только настоящий филолог в священном для него месте. Каждый этап прогулки был тщательно продуман её вдохновителем, особенное внимание О.В. Никитин уделял даже местам, где мы останавливались, чтобы было удобно, с нужного ракурса всё осмотреть и навсегда оставить в памяти великолепные образы архитектурного и книжного искусства. 

Разнообразные впечатления, красивый и добрый душевный настрой, большая польза от увиденного и услышанного, желание ещё и ещё раз приходить сюда, читать и смотреть, узнавая как можно больше о своей истории, родном слове - вот, пожалуй, настоящая цель этого похода».

Счастливые и немного уставшие, студенты завершили свой день светлыми впечатлениями о посещении этого Храма книги, но не забывали и о бренном. Дмитрий Махов, студент II курса, закончил свое эссе о посещении Ленинки такими актуальными словами: «В самой же Библиотеке для меня открытием оказалась, что прозвучит иронично, вкусная столовая, у дверей которой нас, с потрясающим настроением и урчащими животами, и оставили Олег Викторович и Наталья Владимировна».

Что ж, пожелаем нашим любимым «студикам» приятного аппетита и новых незабываемых минут счастья с книгой.

Пусть эти простые слова будут им напутствием в нашей жизни: «Филологами не рождаются. Ими становятся». 

Актуально